Судьба - читать онлайн книгу. Автор: Вероника Рот cтр.№ 34

читать книги онлайн бесплатно
 
 

Онлайн книга - Судьба | Автор книги - Вероника Рот

Cтраница 34
читать онлайн книги бесплатно

– Не уходи, пожалуйста. – Сифа положила свою руку на руку сына.

– Что? Я не собирался…

И тут Айджа опустил тарелку рядом с Сифой. На ней был только фрукт. Акос помнил Айджу набивающим рот всем подряд – всем, что ему удавалось отыскать на кухне, и отрезающим еще два ломтика хлеба после того, как все уже отобедают. Многое изменилось. Сифа сжала ладонь.

– Сейчас мне понадобится твоя помощь, – сказала Сифа.

А затем ее глаза и глаза Айджи одновременно расфокусировались.

Вскоре они оба закричали.

18

АЙДЖА

Все еще странно не ощущать биения второго сердца, но мы приспосабливаемся. Во всяком случае, одному телу противостоять проще.

Тем не менее, когда мы просыпаемся посреди ночи в дыре огрианской стены, нас поглощает одиночество.

А когда мы видим его, этого Акоса, мы не можем понять, враг он или друг. Какие-то части нас смутно припоминают, как гонялись за ним по полям или смеялись за ужином. А другие видят его катализатором проблемы – фактором непредсказуемости плана, который должен оставаться предсказуемым.

Он привел нас к гибели, вдохновив Кайру на предательство, посодействовав ее побегу и перетащив ее на сторону заговорщиков и диссидентов. Акос сделал это ради нас, но при этом нас уничтожил. Это две противоборствующие силы. Напряжение растет. Две истории, два имени, два сознания. «Мы» постепенно превращается в «я».

Мы наблюдаем за ним. Его рука накрыта рукою оракула. Перед нами стоит тарелка с фруктом, чтобы мы могли утолить голод. И тут происходит это.

Внезапно мы ощущаем рывок, словно крючок зацепился за наше ребро и тянет неумолимо. Но оттягивают не грудную клетку этого тела, а наше совокупное существо – Айджу и Ризека, шотета и тувенца – целиком.

И вот мы – корабль. Не скромный транспортник или пассажирский поплавок, а военное судно – длинное и узкое, с гладким дном и верхом, но бока его грубые, как скалистые склоны. Мы опускаемся сквозь плотный слой облаков – белых, холодных и парообразных. Когда мы прорываемся сквозь облачный слой, нам открывается вид на землю, большая часть которой блеклая. Вдали безупречно белый переходит в бежевый, золотой и коричневый, ведь вдоль экватора теплее.


Мы уже не корабль. Мы – маленький ребенок. Мы стоим у края черепичной крыши. Мы зовем отца, пока мрачный объект снижается, накрывая весь город тенью. Одна часть нас узнает город контрастов Воа.

– Это побывочный корабль? – спрашиваем мы у отца, когда он подходит и становится рядом.

– Нет, – отвечает он.

И мы снова исчезаем.


Больше мы не ребенок. Теперь мы – подсобный рабочий в комбинезоне с залатанными коленками. Обе наши руки утоплены в приборной панели, а в зубах, с правой стороны, зажат гаечный ключ. Давление в брюхе и бедрах говорит о том, что мы свисаем с крепления выше, на металлическом пласте. Мы на побывочном корабле. Часть нас услужливо предлагает помощь в починке.

Нас накрывает тенью, и мы откидываем голову, чтобы посмотреть на гладкое дно корабля. Там написано его имя на незнакомом языке. Мы знаем, что судно не шотетское.


Мы – женщина. Наша шея туго замотана шарфом до самого подбородка. Мы бежим к побывочному кораблю, сжимая руку ребенка. Через одно плечо перекинут тяжелый мешок с одеждой. Он мягкий, но угол книги врезается в наш бок при каждом шаге.

– Скорей! – умоляем мы ребенка. – На побывочном корабле мы будем в безопасности. Скорей!


Мы – молодая женщина с экраном на руке. Стоим у входа на погрузочную платформу, пока толпа людей борется за возможность попасть на корабль. Нам приходится держаться за страховочную ручку на стене, потому что народ валит, прет и толкается. Мы кричим молодому человеку позади нас:

– Сколько уже эвакуировано?

– Несколько сотен! – выкрикивает в ответ парень.

Мы видим громоздкий мрачный корабль. Несколько люков, установленных снизу, раскрываются, а огромная металлическая заслонка, расположенная над нами, сдвигается в сторону. Судно нависло прямо над побывочным кораблем, который приземлился на Металлическом острове – через море от Воа, где мы могли починить и усовершенствовать его перед следующей Побывкой.

– Они разворачивают корабль? – спрашиваем мы, хотя знаем, что у человека позади нет ответа.


Что-то вываливается из прямоугольного проема – что-то большое, тяжелое и сверкающее на солнце.


Затем следует вспышка яркого, ослепительного света.


Мы снова – ребенок на крыше. Мы смотрим, как невероятно белый, ослепительный свет окутывает побывочный корабль и рассеивает лучи, словно солнце. Но эти лучи изогнутые, будто корни или вены. Как черные «пальцы», обхватывавшие лицо предателя Кайры Ноавек, когда она убила нашего владыку.

Яркость растекается по океану, подталкивая водную гладь. К берегам Воа подкатывают огромные волны. Яркость прорывается вверх, прожигая облака и доходя до самой атмосферы. Или это только кажется. Словно стена света рушится в одночасье, как по щелчку.


Поднимается ветер. Он ревет, в наших ушах звенит. Ветер так силен, что сбивает нас с ног. И не слегка, а откидывает на несколько метров вперед. Мы врезаемся в черепичную крышу. Она обрушивается на нас – и мы теряем сознание.


Нас сотни.

Сотни затихающих сердец.

19

КАЙРА

Я стояла у экранов в столовой вместе с шотетскими диссидентами. Мы все сбились в кучу: враги, друзья, возлюбленные, незнакомцы стояли плечом к плечу и наблюдали, как побывочный корабль разрывает в клочья.

Он многое для нас значил. Был и частью истории, и символом свободы, и святыней, и рабочим местом, и символом нации, и защитой, и возможностью спастись бегством.

Он был домом.

Пока я пересматривала запись снова и снова, мне вспомнился шкаф матери с ее одеждой и обувью. Практически все было мне мало и чересчур для меня элегантно. Я нашла там секреты, запрятанные в карманы и коробки из-под обуви: любовные письма отца с тех времен, когда он еще не совсем ожесточился; этикетки от бутылок с обезболивающим и пачки из-под таблеток, которые она принимала, чтобы забыться; след от помады на шарфе, принадлежавший другой женщине, – напоминание о романе. Это была история ее несовершенной жизни, запечатленная в пятнах и клочках бумаги.

Я оставила там свою историю – разбитый камин, броню, что светилась в лучах солнца, и многочисленные полки с видеозаписями других миров – танцы, бои, строительство и ремонты. Это помогало мне забыться, когда от боли становилось трудно оставаться в собственном теле. Было моим успокоением в отчаянии.

Там я впервые влюбилась.

А теперь этого места не стало.

Вернуться к просмотру книги Перейти к Оглавлению

Резервные ссылки на сайт
(ВАЖНО!) Перейти